Авторизація

     Забули пароль?


Реєстрація

   
Наше життя

Здесь — моя Родина

  01/03/2015     794      Paul    

 

На конкурс «Украина — любовь моя»

 

До недавнего времени я была абсолютно аполитичным человеком, и разговоры на тему несправедливого устройства существующего мира вызывали у меня стойкое неприятие. И если бы кто-то мне сказал, что спустя годы, во время смуты и хаоса в столице, я буду ночами ездить на Майдан, помогать стоящим на баррикадах и отчаянно пытаться разобраться в создавшейся ситуации, я посмотрела бы на него как на сумасшедшего…

 

 

В первые дни начавшихся в столице беспорядков никто из простых киевлян и в страшном сне не мог себе представить, во что все это выльется. Казалось бы, мирное выступление студентов за ассоциацию с ЕС никак не могло спровоцировать то, что на целых три месяца повергло киевлян (и не только киевлян) в состояние шока. Жестокий разгон, избитые студенты в СИЗО, возмущенные родители и сочувствующие, а в итоге — массовое гражданское движение, получившее название Евромайдан.

В силу своей аполитичности и понимания того, что революции и войны делаются по заведомо заготовленному сценарию и отнюдь не из любви к народу, начало событий я проигнорировала, как ранее игнорировала «оранжевый» Майдан. Но однажды, холодным декабрьским вечером, знакомый телеоператор, сутками не отходивший от телекамеры, вещавшей в режиме онлайн, попросил привезти термос горячего чая. Выходить морозной ночью из теплой квартиры, отогревать заледеневшую машину и ехать с левого берега на правый совершенно не хотелось, но дружба обязывала. Потому, нарезав бутербродов, заготовив чай и сагитировав на поездку дочь и подругу, отправились «на поиски приключений».

Подъехать к Майдану оказалось делом не простым — машины ГАИ, автобусы со спецназом и грузовики перекрывали подъезды, но нас никто не останавливал и не досматривал. Изрядно попетляв, все же выехали на Институтскую и, оставив машину, пошли к баррикаде. На входе нас задержали люди в камуфляже и спросили, куда и зачем мы направляемся. Удовлетворившись нашим ответом, пропустили, и мы оказались в совершенно новом для себя мире. Бросилась в глаза группа крепкого вида парней с какими-то странными повязками на рукавах и закрытыми масками лицами. Шли они цепочкой, положив руки друг другу на плечи. От следующей картины у меня едва не остановилось сердце — внушительная группа молодых людей, с палками в руках, под команды руководителя с рупором, училась отбивать атаки и идти на штурм. Зрелище было явно не для таких слабонервных как я, и моей первой мыслью было поскорей унести отсюда ноги, вот только чай надо отдать.

Камеру и телеоператора нашли без труда — на продуваемой всеми ветрами возвышенности, недалеко от стелы, был отличный обзор всего Майдана со сценой. Холод донимал неимоверный — люди в разных частях Майдана грелись у костров, кутались в одеяла… Уму непостижимо, как они выдерживали все это. Мы вернемся домой в теплые пос­тели, а они останутся. Останутся — во имя чего? Ради кого? На эти вопросы у меня не было ответов… Мне предстояло найти их самостоятельно, ценой потери некоторых друзей и родственников.

Конечно, эта поездка не была последней. Мы несколько ночей разливали чай и кофе на кухне, раздавали еду, знакомились и разговаривали с людьми, прибывшими на Майдан со всей Украины.

Честно говоря, среди тех, с кем мы общались, я не видела ни ярых националистов, ни ненавистников русскоговорящих, ни тех, кого называют фашистами и бандеровцами. Люди в основном были интеллигентные, образованные, искренне любящие свою страну и желавшие ей процветания среди других народов. Меня, как русскоязычную и родом с Востока Украины, конечно же, покоробили «кричалки, вопилки» тех, у кого в головах опилки. В аду будут гореть души тех, кто стравливает народы, кто поворачивает дула автоматов на братьев по крови.

Но особенно потрясла меня сплоченность киевлян. Уж никак не бандеровцы и не фашисты, в массе своей русскоговорящие, люди объединились против произвола властей, против коррупции и разжигания вражды. Сколько прекрасных людей мне встретилось, причем самых разных вероисповедований и национальностей! В какой-то момент я, всегда желавшая уехать в Россию, где мои корни, вдруг осознала — никуда я отсюда не уеду! Здесь — моя Родина, люди, которых я люблю и ради которых готова плечом к плечу встать на защиту интересов моего народа. А интерес у большинства один — жить в мире и дружбе с другими народами, чтить свои традиции, уважать интересы и культуру всех, кто проживает на территории Украины, в союзе с другими братскими народами.

Прекрасная страна с удивительно прекрасными людьми — трудолюбивыми, доброжелательными и гостеприимными – не должна стать раздробленной на удельные княжества во имя чьих-то мерзких интересов.

 

М. МАЛИКОВА.

 





газета Наше Життя

Здесь — моя Родина

2015-03-01
УТОГ / Конкурси https://ourlife.in.ua/uploads/posts/2015-02/1424768180_maydan_.jpg

До недавнего времени я была абсолютно аполитичным человеком, и разговоры на тему несправедливого устройства существующего мира вызывали у меня стойкое неприятие. И если бы кто-то мне сказал, что спустя годы, во время смуты и хаоса в столице, я буду ночами ездить на Майдан, помогать стоящим на баррикадах и отчаянно пытаться разобраться в создавшейся ситуации, я посмотрела бы на него как на сумасшедшего…

газета Наше Життя