Авторизація

     Забули пароль?


Реєстрація

   
Наше життя

Дикие гуси-лебеди

  07/09/2014     1 125      Paul    

В далекой-предалекой стране, аж за тридевять земель, жили-были король и королева. По Божьей милости они были одарены потомством: было у них аж 12 детей — одна девочка и 11 мальчиков. Да вот, не знамо за какие грехи, Бог наказал всех мальчиков полной глухотой от рождения. Недолго горевали король и королева по этому поводу, своих глухих мальчиков любили не меньше одной-единственной слышащей девочки, которую звали Гульнара. Любящие король и королева звали ее просто Гулечкой, а все глухие братья звали еще проще — Гу-Гу.

 

 

Ради свободного и близкого общения со своими сыновьями, король купил за полкоролевства у известного-преизвестного ученого, господина Иосифа Гейльмана, книжечку с наз­ванием «РЖЯ». Из этой книжечки вся царствующая семейка с упоением училась общаться друг с другом посредством мимики и жестов, да еще пальцевыми буковками. А Гулечка еще и стала для братьев толмачкой, толмачила-переводила все, что говорят придворные и прос­толюдины королевства. 

Но вот счастье любящей семьи короля длилось недолго: умерла любимая и почитаемая всеми королева. Пригорюнились братья и Гульнара, оплакивая смерть любимой матери, а король еще пуще загоревал, утопив свое горе в вине да отвлекая себя от печали каждодневной охотой.

И однажды на охоте, далеко оторвавшись от своей свиты, король заблудился в дремучем лесу.

Долго-долго, до сумерек блуждал король по лесу, не находя дороги.

И вот повстречалась ему старуха — то была лесная колдунья. Спросил король у нее путь-дорожку в его королевство, а старуха в ответ:

«Сперва дай королевское слово жениться на моей дочери, а затем выведу из леса дремучего в твое королевство живым да невредимым».

У короля не было иного выхода, как дать согласие, но сначала он обратился с просьбой: «Прежде чем дать королевское согласие, хотел бы взглянуть на вашу дочь, которую вы хотите выдать замуж». Старушка отвела его в свою избушку на краю леса. И перед глазами короля предстала девица невиданной красы, что ни словами, ни в сказке, ни даже жестами не описать. И пропал король, перед колдовской красотой оказался бессилен он. Ни слова не говоря, усадил король девицу-красу на коня и поскакал туда, куда указала лесная колдунья.

Вскоре дочь лесной колдуньи вышла замуж за короля и стала для его детей мачехой. С первых дней невзлюбила она вечно махающих руками мальчуганов и девочку, которая также вскоре обещала превратиться в красавицу. С каждым днем Гулечка становилась все краше и краше, вызывая раздражение и злобу у мачехи-королевы. Прошло еще немного времени, и она успела наговорить мужу всякие гадости о глухих принцах, вечно машущих руками, — да так, что король не захотел больше видеть их.

— Летите, куда хотите, большими птицами, и не думайте возвращаться сюда, — сказала злая мачеха. — Машите в воздухе руками, то есть крыльями, сколько хотите, да без голосу. 

И все глухие принцы превратились в диких гусей-лебедей, но сталось так, что голоса остались при них, и они с криками (не как обычно бывает у всех гусей-лебедей: «га-га, га-га», а по-своему, как бы зовя единственную сестричку: «Гу-Гу, Гу-Гу!») взмыли в небо, покружились над отцовским дворцом и полетели в сторону темного леса. На крики братьев, зовущих свою любимую сестричку, выбежала Гуля, но их и след простыл. Она поняла, чьих это рук колдовство, вбежала в опочивальню отца-короля и мачехи-королевы, в сердцах высказала все, что думает о них, и тут же ушла из королевства на поиски любимых братьев. Не взяла на дорогу ничего, кроме любимой и дорогой ее сердцу и сердцам братцев книжки «РЖЯ». 

Долго ли, коротко ли шла Гульнара, не жалея своих ног, всматриваясь в небо и ища пропавших братьев. И случайно или не случайно забрела к избушке лесной колдуньи.

Приняла старушка нежданную гостью радушно, ведь во все времена негласный закон гостеприимства никогда не отменялся. Гульнару накормила, напоила да в баньке попарила, а затем спросила:

— Расскажи, милочка, волей аль неволей очутилась здесь и куда путь-дорогу держишь? 

Рассказала Гуля лесной колдунье все; и про братьев, превратившихся в диких гусей-лебедей, и про злую мачеху-колдунью, и про короля-отца, который стал равнодушен к своим детям. Послушала, послушала старая колдунья и промолвила:

— Видать, допустила я промахи в воспитании своей доченьки, да делать нечего. Помогу тебе, чем смогу: иди ты в Край тысячи озер, найдешь своих братьев там. Вижу твою сильную любовь к ним, поэтому дам совет, как их расколдовать, уничтожив чары моей жестокой дочери. Для этого ты должна, как начнешь работу, совсем отказаться от своего голоса. Работа такова: набрать крапивы, которая растет у пещеры на высоком утесе, в далекой Стране подсолнухов. Из крапивы связать по рубашке-кольчуге и надеть их на своих братьев — гусей-лебедей. До тех пор, пока не свяжешь и не наденешь своим братьям рубахи-кольчуги из крапивы, ни гу-гу, иначе вся твоя работа — коту под хвост! Ясно?!

Поблагодарила Гульнара колдунью за совет и гостеприимство и отправилась в Край тысячи озер, на поиски братьев, превратившихся, по воле злой мачехи-колдуньи, в диких гусей-лебедей.

Долго ли, коротко ли, наконец-то дошла Гульнара в Края тысячи озер. Нашла озеро, где плавает тьма-тьмущая гусей да лебедей. С радостью в душе, но чур — без голоса, бросилась Гульнара к стаям, маша руками. Гуси-лебеди с перепугу взлетели и с криками «га-га-га» улетели в небо.

— Видать, это были не мои любимые братья… — подумала Гульнара и пошла искать дальше.

Так обошла Гульнара много-много озер с плавающими гусями-лебедями, и везде птицы, с возмущенными криками «га-га-га», улетали прочь от очумело машущей руками нарушительницы их покоя.

Скоро ли, иль не скоро, отчаявшая было Гуля забрела к берегу маленького озерца, с плавающими, держа осанки по-королевски, прекрасными гусями-лебедями. Посчитала Гульнара стаю: все сходится — их ровно одиннадцать!

— Может, это и есть мои любимые братья…— екнуло сердечко у Гули, и она пошла навстречу им, потихоньку маша руками.

Обернулись гуси-лебеди в ее сторону, и с криками «Гу-Гу-Гу!» взмыли над водой и полетели навстречу Гульнаре. О, сколько радости было при встрече одиннадцати братьев с любимой сестрой! И еще больше радости, когда гуси-лебеди после заката солнца превратились в таких прекрасных принцев, что ни словами, ни пером, ни даже жестами не описать! 

Братья рассказали Гуле жестами:

— Мы с восходом солнца превращаемся в диких гусей-лебедей, а после заката опять принимаем человеческий облик. Поэтому нам надо успеть приземлиться до заката солнца, иначе свалимся в пучину озера иль моря и утонем. Скоро в Краю тысячи озер наступят холода, и нам придется улетать в теплые края. Но как мы тебя туда заберем, пока еще не придумали.

Сестричка Гульнара жестами им сказала в ответ:

— Мои любимые братья! Я хочу спасти вас всех, уничтожив чары колдовства злой мачехи. И я знаю, как это сделать: надо будет связать каждому по кольчуге из крапивы, растущей у пещеры на высоком утесе, в далекой Стране подсолнухов. И при том не произносить ни звука. Только не знаю, где эта самая пещера на высоком утесе, где эта самая Страна подсолнухов?

— Знаем, знаем эту красивую Страну подсолнухов! — замахали в ответ братья. — Знаем, знаем эту пещеру на высоком утесе, мы сами прятались там на ночь в ненастье. Только как тебя доставить туда?

— А мы вот что сделаем! — предложила идею Гульнара. — Днем я наберу прутьев ивняка и тростника, а по ночам вместе сплетем такую прочную сеть, в которой вы и перенесете меня в Страну подсолнухов.

На том и порешили: днем Гульнара наломала, не жалея своих рук, прутьев ивняка и тростника, а по ночам всей дружной семейкой они вязали, не зная сна и отдыха, такую прочную сеть, что можно было без опаски поднять в воздух хоть двух-трех сестричек.

Вот наступили холода — пора улетать в теп­лые края, в красивую Страну подсолнухов. С восходом солнца взлетели дикие гуси-лебеди, дружно подняв сеть с Гульнарой. Долго ли, скоро ли, наконец, прилетели в Страну подсолнухов, без труда нашли то надежное и необходимое для всей семьи убежище — высокий утес с глубокой пещерой.

В ту же ночь Гульнара объявила всем братьям:

— С завтрашнего дня, ради вашего спасения, я начну вязать каждому по рубахе-кольчуге из крапивы, которая тут растет в изобилии. Как начну работать, я должна буду стать безголосой. Совсем! Иначе вся работа будет напрасной.

— Милая сестричка! — жестами молвил самый младший братец. — А зачем нам все звуки, произнесенные тобой? Мы все равно их не слышим. Можно ведь общаться жестами, совсем-совсем без голоса, как мы обычно и делаем. А для всех слышащих пусть ты и будешь безмолвной и немой.

— И то правда! — согласились остальные братья и сестричка. На том и порешили.

Спозаранку, как только улетели братья, превратившись в диких гусей-лебедей, Гульнара кинулась рвать стебли крапивы. Трава немилосердно жгла нежные ручонки принцессы, но она, помня условия лесной колдуньи, не произносила ни звука от боли. Разминала босыми ножками жгучую, злую крапиву, превращая ее стебли в волокно. И из этих волокон начала вязать первую рубаху-кольчугу братьям. И днем, и ночью вязала она безмолвно, превозмогая боль и усталость. Настолько велико было желание Гульнары освободить своих братьев от заклятья злой мачехи-колдуньи, что она была готова и не на такие жертвы.

Случилось так, что молодой принц Страны подсолнухов, по имени Святослав, во время охоты малость заблудился. И случайно иль волей судьбы забрел в пещеру Гульнары и брать­ев — диких гусей-лебедей. Увидел принц Святослав Гулю, и тут же, с первого взгляда, влюбился. До беспамятства, навеки! Надо сказать, что к тому времени принцесса Гульнара стала такой красивой и милой, что ни словами, ни пером, ни даже жестами не описать. Гульнаре Святослав также приглянулся. 

— Как ты попала сюда, прекрасная дева? — спросил принц.

Гуля ответила абсолютным безмолвием.

— Давай, милая дева, я отвезу тебя в прекрасный дворец, одену в прекрасные одежды, угощу заморскими яствами. Прошу только твоего разрешения посадить тебя на коня моего.

Гуля в ответ отрицательно покачала головой, ведь говорить-то ей нельзя было: от этого зависело спасение братьев. 

Ушел от Гульнары принц не солоно хлебавши, но, несмотря ни на что, не оставил попыток завоевать сердце немой красавицы. Стал Святослав каждый день, якобы отправляясь на охоту, навещать потаенную пещеру Гульнары. Подолгу засиживался, ведя почти безответную беседу с Гулей, которая лишь безмолвно кивала милой головушкой и не прекращала при этом ни на минуту плетение рубах-кольчуг для братьев. Иной раз ему удавалось вызвать еле заметную улыбку на милых губах Гульнары, что тешило радостью сердце принца.

Однажды заметил принц лежавшую на видном месте книжицу со странным названием — «РЖЯ», за которую король отдал в свое время полцарства. Попросил он у Гульнары позволения взять ее на прочтение. Гуля, памятуя придворный этикет, не смогла отказать, ответила кивком согласия. На досуге Святослав, ознакомившись с содержанием книги, понял, что это и есть ключ к общению с немой красавицей, а то и к самому ее сердцу. Денно и нощно стал принц изучать по книжице каждый жест, каждую буковку на пальцах. Даже при дворе волей аль неволей махал руками, чем приводил батюшку-короля, матушку-королеву и придворных в изумление, перешедшее в тревогу: а не сошел ли с ума наш принц?

Наскоро изучив все жесты и пальцевые буковки, Святослав-принц помчался на свидание с немой девушкой своего сердца. Его первые жесты, сказанные ей, были: «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ»! Глаза принцессы Гульнары увлажнились, блес­тя искорками радости и признательности. Губы ее расплылись в милой улыбке. Этим она привела принца в такой восторг, что ни пером, ни в сказке, ни даже жестами не объяснишь.

Мало-помалу общались Святослав с Гулей жестами и мимикой, да пальцевыми буковками в придачу, и притом принцесса ни на минуту не прерывала плести рубахи-кольчуги любимым братьям. И за все время общения с принцем, памятуя наказ лесной колдуньи, Гуля не произнесла ни звука.

 Тем временем во дворце король и королева, да и все придворные, были встревожены ежедневным отлучением принца на охоту. Послали проследить за ним мастистого егеря-следопыта. И, по возвращении после слежки за принцем, егерь доложил королю с королевой все, что видел у потаенной пещеры, окаймленной густыми зарослями крапивы.

Решили король с королевой послать принца на дальние рубежи, возглавить войско, якобы для отражения нападения врагов на земли королевства. Как только отлучился из дворца Святослав-принц, стража, по приказу короля с королевой, схватила Гульнару и поместила в темницу. К счастью Гули, ей любезно разрешили взять с собой работу, и она в темнице продолжала плести для братьев рубахи-кольчуги. Весь двор и народ королевства посчитали ее немой ведьмой, одурманившей своей красотой бедного принца, да еще научившей его глупо да неприлично при людях махать руками. Сколько ни пытали ее, пытаясь извлечь признанья в колдовстве, Гульнара, во имя спасения братьев, не проронила ни звука. 

 

Продолжение следует.

В. ЧЕРЕДНИЧЕНКО.





газета Наше Життя

Дикие гуси-лебеди

2014-09-07
УТОГ / Конкурси https://ourlife.in.ua/uploads/posts/2014-09/1409550773_dikie-lebedi_.jpg

В далекой-предалекой стране, аж за тридевять земель, жили-были король и королева. По Божьей милости они были одарены потомством: было у них аж 12 детей — одна девочка и 11 мальчиков. Да вот, не знамо за какие грехи, Бог наказал всех мальчиков полной глухотой от рождения. Недолго горевали король и королева по этому поводу, своих глухих мальчиков любили не меньше одной-единственной слышащей девочки, которую звали Гульнара. Любящие король и королева звали ее просто Гулечкой, а все глухие братья звали еще проще — Гу-Гу.

газета Наше Життя