Авторизація

     Забули пароль?


Реєстрація

   
Наше життя

Почему мы так говорим…

  09/06/2017     286      Paul     0    

Мы так привыкли к своей речи, что редко задумываемся о том, почему мы так говорим и что вообще означает то или иное выражение. Пожаловалась мне как-то подруга — «ох и надоело, хуже пареной репы». «И много ты той пареной репы съела?» — пошутила я в ответ.

 

И только спустя время вспомнила, что поговорка-то иначе звучит — «хуже горькой редьки». А репу упоминают при несколько других обстоятельствах — «проще пареной репы». Что означает — проще попросту не бывает. А возникло данное выражение еще тогда, когда и наших с вами дедов-прадедов на свете не было. Картофель на территории Древней Руси еще не появился, а питался народ вареной (пареной) репой, которая в те времена была самым дешевым продуктом питания. А что может быть проще, чем отварить репу?!

У «хуже горькой редьки» похожая история, уходящая своим происхождением в глубокую старину. В зимние месяцы рацион крестьян составляла квашеная капуста, хлеб, та же репа да редька. Сама по себе острая, с резким запахом редька вполне вкусная в салате, но если ее есть каждый день — понятно, надоест так, что и поговорку придумаешь.

 Не менее интересная история и у других расхожих выражений, которыми мы часто пользуемся. Ну, например, любая хозяйка знает, что первый блин бывает не совсем удачным, — комом. Так бывает, если сковорода не прогрелась должным образом. Используют это выражение и в случае, если какое-то новое дело не заладилось. Но, оказывается, речь идет совсем не о комах из блинов, а о медведях! Да-да, вот так неожиданно! Корни этого выражения уходят в язычество. Древние славяне говорили: «Первый блин комАм» — так они называли медведей — своих прародителей. По версии язычников люди-славяне произошли от медведей. Полагалось в праздник — Комоедицу, напоминавшую современную Масленицу, первый блин отнести к берлоге просыпающегося после спячки медведя. Тогда и год будет счастливым и удачным. Впоследствии обряд отпал, а выражение сохранилось, но в корне изменилось по смыслу.

А вот еще одно часто употребляемое выражение — «не в своей тарелке». Все дело в неточности перевода. Однажды некий переводчик в начале XIX века, делая перевод французской пьески, фразу «приятель, ты не в духе» перевел как «ты не в своей тарелке». Французское слово «асьет» — это и тарелка, и настроение. Александр Сергеевич Грибоедов, бывший заядлым театралом, разумеется, не мог пройти мимо столь блистательного ляпа и вложил безграмотную фразу в уста Фамусова: «Любезнейший! Ты не в своей тарелке. С дороги нужен сон». Так, с лёгкой руки классика безумная фраза обрела смысл и мы до сих пор ею пользуемся.

Многие из нас, наверное, употребляли выражение «доказывай потом, что ты не верблюд!». Эта фраза стала очень популярной после выхода в свет очередной серии кабачка «Тринадцать стульев» в 70­х годах. Там была миниатюра, где пан Директор беседует с паном Гималайским по поводу привезенного недавно в цирк верблюда.

В сопроводительных документах было написано: «Направляем в ваш цирк двугорбого верблюда и гималайского», т.е. фамилия пана Гималайского была написана с маленькой буквы. Боясь бюрократических проверок, пан Директор требует справку от пана Гималайского о том, что тот не является на самом деле верблюдом. Теперь мы так говорим, когда у нас требуют доказательства очевидных вещей. Ерунду, одним словом. А, кстати, история с «ерундой» тоже имеет свое происхождение. Семинаристы, изучавшие латинскую грамматику, имели с ней серьезные счеты. Взять, например, «герундий» — форму глагола, которого в русском языке просто нет. Это нечто среднее между существительным и глаголом, причем применение этой формы в латыни требует знания такого количества правил и условий, что нередко семинаристов прямо с занятий уносили в лазарет с мозговой горячкой. Взамен семинаристы стали называть «ерундой» любую нудную, утомительную и совершенно невнятную чушь.

Вы никогда не задумывались, какое отношение имеют рога к мужчинам, чьи жены не отличались супружеской верностью? Почему именно рога, да еще и ветвистые оленьи? Выражение «наставить рога» имеет очень древнее происхождение.  Во времена правления императора Комнина Андроника (древняя Византия) было в обиходе такое правило: тем мужьям, с женами которых император имел связь, разрешалось охотиться в угодьях императора, где тот держал много экзотических зверей. И надо сказать, эта привилегия тогда пользовалась большим спросом. Так вот, ворота домов, где жили такие семьи, украшали оленьими рогами — признаком особой почести. Давно нет древней Византии, а выражение до сих пор существует, вот только с несколько другим смыслом. Зачастую так и происходит с древними выражениями — искажается первоначальный смысл, причем настолько, что без уточнений и понять невозможно.

Вот о чем вам говорит выражение «пролететь, как фанера над Парижем»? Как тут можно увязать фанеру, пролетающую непонятно каким образом над Парижем? История, в общем-то, грустная… В 1908 году известный французский авиатор Огюст Фаньер, совершая показательный полет над Парижем, врезался в Эйфелеву башню и погиб. После чего в газете «Иск­ра» появилось высказывание, что «царский режим летит к своей гибели так же быстро, как господин Фаньер над Парижем». Данную сентенцию простые люди восприняли несколько иначе, изменив фамилию иностранного авиатора на фанеру. Отсюда и пошло выражение «пролететь, как фанера над Парижем». 

А что можно подумать, когда говорят, что у человека «затрапезный вид»? Если оттолкнуться от слова «трапеза», то можно подумать, что человек одет «не по этикету». На самом деле, во времена царя Петра Первого был такой себе фабрикант по фамилии Затрапезников. На его фабрике выпускали очень грубое и низкокачественное сукно, которое покупали только бедные люди. И вид у таких бедняков был соответствующий.

Позже, когда через 200 лет после эпохи Петра Первого появились первые фотографии, на них можно было увидеть не только знатных вельмож, но и крестьян в этом самом «затрапезном виде». Кстати, и фотографировали тогда тоже оригинально — с птичками. Помните шутку фотографа, когда надо смотреть в объектив фотоаппарата? «Сейчас птичка вылетит!». Эта птичка была вполне реальной в начале эры массовой фотографии — правда, не живой, а латунной. В те времена камеры были далеки от совершенства, и для получения хорошего снимка люди должны были замереть в одной позе на несколько секунд. Чтобы привлечь внимание непоседливых детей, ассистент фотографа в нужный момент поднимал блестящую «птичку», которая к тому уже умела издавать трели. Сейчас спокойно можно фотографировать даже в прыжке и беге, но иногда, чтобы заставить ребенка на секунду замереть, нет-нет, да и воскликнем «Посмотри сюда! Сейчас птичка вылетит!».

В компьютерах я разбираюсь слабо, ровно настолько, сколько требуется, чтобы написать, отредактировать и переслать материал в номер. Одним словом — «чайник». Интересно, почему именно эта кухонная утварь, а не кастрюля, тарелка или самовар? Оказывается, термин пришел в компьютерный мир из... альпинизма. «Чайником» опытные альпинисты называют новичка, совершившего своё первое восхождение на вершину горы. Как правило, такие люди первым делом не занимаются обустройством лагеря, а позируют фотографам, упирая одну руку в бок, а другую отставляя в сторону, опираясь на ледоруб или лыжную палку, отчего их силуэт сильно напоминает чайник. Это факт из жизни, а не «утка».

Впрочем, и с «уткой» история не менее интересная. «Один ученый, купив 20 уток, тотчас приказал разрубить одну из них в мелкие кусочки, которыми накормил остальных птиц. Несколько минут спустя он поступил точно так же с другой уткой и так далее, пока осталась одна, которая пожрала, таким образом, 19 своих подруг». Эту заметку опубликовал в газете бельгийский юморист Корнелиссен, чтобы поиздеваться над легковерием публики, склонной все принимать на веру — даже самую абсурдную новость. С тех пор лживые новости называют «газетными утками». Уверяю вас, уважаемые читатели, в нашей газете «утки» не плавают, и ложь мы тоже не публикуем. Даже «во спасение».

Кстати, фраза «ложь во спасение» восходит к Биб­лии. Но не более того: этой фразы там нет! Когда 32­-й псалом царя Давида перевели на церковно­славянский язык, стих о том, что даже на быстром коне не спастись от праведного суда, стал звучать так: «Ложь конь во спасение». Фраза стала совершенно непонятной, и конь из нее постепенно исчез. На самом же деле в Библии сказано: «ненадежен конь для спасения, не избавит великою силою своею!» Так что ложь — она и есть ложь, кто бы там и что «не мычал». Так говорят, когда хотят заставить замолчать некомпетентного в чем-то человека, — «чья бы корова мычала, твоя бы молчала». Но это выражение сейчас используют совершенно не по предназначению. Изначально это было пожелание здоровья, сытости и богатства. Дело в том, что голодные или больные коровы начинают беспорядочно и протяжно мычать. Ясное дело, сытые, здоровые животные бывают у тех, кто сам живет в достатке, «на широкую ногу». Между прочим, история этого выражения «жить на широкую ногу» довольно занимательна. Но так как это происходило в очень далекие времена, за достоверность событий ручаться трудно.

 


В рождении этого сочетания слов повинна мода, которая возникла в Англии еще в XII веке.

На большом пальце правой ноги английского короля Генриха II появился уродливый нарост — может мозоль, а может — подагра, история об этом умалчивает… Король, чтобы скрыть дефект, заказал себе башмаки с длинными, острыми, загнутыми кверху носками.

Эффект оказался потрясающим. Уже на следующий день сапожники были завалены заказами на «носатую» обувь; каждый новый заказчик стремился перещеголять предыдущего в длине обуви. Король счел за благо ограничить длину носков в законодательном порядке: обыкновенным гражданам разрешалось носить башмаки с носком не длиннее 15 сантиметров, рыцарям и баронам — 30 сантиметров, а графам — в 60 сантиметров. Размеры обуви стали, таким образом, свидетельством богатства и знатности. Про богатых людей заговорили: «Ишь, живет на широкую ногу (или на большую ногу)!» К нам выражение пришло в 1841 году, когда «Литературная газета» поместила заметку о происхождении поговорки, смысл которой не изменился «ни на йоту». Йота — одна из букв греческого алфавита, которым обозначали звук [и]. На письме ее изображали в виде крошечной черточки, а ленивые переписчики просто выбрасывали ее из текста, так как и без черточек всегда было прекрасно понятно, о чем идет речь. Так же, как и точки в современной букве «ё». Данная фраза, которой мы пользуемся и поныне, приписывается Иисусу Христу, который обещал, что Закон не изменится «ни на йоту».

М. МАЛИКОВА




газета Наше Життя

Почему мы так говорим…

2017-06-09
Наш відпочинок / Це цікаво https://ourlife.in.ua/uploads/posts/2017-06/1496847169_na-shirokuyu-nogu.jpg

Мы так привыкли к своей речи, что редко задумываемся о том, почему мы так говорим и что вообще означает то или иное выражение. Пожаловалась мне как-то подруга — «ох и надоело, хуже пареной репы». «И много ты той пареной репы съела?» — пошутила я в ответ.

 

газета Наше Життя