Авторизація

     Забули пароль?


Реєстрація

   
Наше життя

Откройте нам двери в мир

Как живут сегодня на Донбассе люди, лишенные слуха? С этим вопросом мы обратились к председа­телю Енакиевской первичной организации глухих и директору Енакиевского дома культуры глухих Лидии Немченко.

 

 

Общество глухих

 

Лидия Немченко по образованию музы­кант, всю свою жизнь посвятила работе с людьми, имеющими проблемы со слухом.

— Когда в 1985 году мне предложили стать художественным руководителем в Доме куль­туры глухих города Енакиево, я вначале не поверила, — признается с улыбкой Лидия Викторовна. — Семья не про­сто положительно относится к моей деятельности, а еще и помогает. Муж со своими товарищами перекрывал проху­дившуюся крышу. Ремонт розеток, выключателей, сломанных замков на дверях — это все на нем. Когда-то для детей сотрудников Дома культуры мы проводили театрализованные детские утренники, на ко­торых мы с мужем были Дедом Морозом и Снегурочкой. Наши дети, кстати, тоже в этих утренниках участвовали. Вся жизнь нашей семьи связана с этим домом.

По словам Лидии Викторовны, рабо­тать с глухими оказа­лось очень интерес­но. Это чрезвычайно талантливые люди. Они танцуют, поют песни в жестовом испол­нении, занимаются рукоделием.

— Когда-то у нас даже работал фотокру­жок. Но это было давно, при советской власти. Реабилитацией неслышащих людей тогда занимались очень серьезно. Позже этого уже не было: мы искали спонсоров, выживали, как могли. Работы, между тем, не убавлялось. И во время боевых действий Енакиевский дом культуры глухих не закрывался ни на один день. В 2014 году концерты проходили под аккомпанемент снарядов. А в 2016 году в Енакиево состоялся конкурс песни в жестовом исполнении, при­уроченный к Международному дню глу­хих. Выступали исполнители из Донецка, Горловки, Ждановки и других городов, — рас­сказывает Лидия Викторовна.

— В Горловке неслышащим людям сегодня негде собираться, — продолжает она. — Зда­ние Горловской территориальной организа­ции сильно пострадало во время обстрелов, поэтому горловчане, по возможности, при­езжают к нам. В Донецке другая проблема: здание слишком большое, нечем платить за его аренду и эксплуатацию.

 

Сколько всего глухих проживает на территории Донецкой области?

— Примерно 2500 человек. Но это только те, кто стоит на учете. К примеру, никто еще не занимался городом Дебальцево (раньше он относился к Артемовску). Есть ли там глу­хие? Скорее всего, есть, но мы о них ничего не знаем. И найти их очень сложно: нужно поднимать документы каждого конкретного человека, смотреть справки об инвалидно­сти. Работа очень большая, сложная и кропо­тливая. Я подозреваю, что в Донецке могли сохраниться списки глухих, стоявших на уче­те в Артемовске. Среди них можно поискать и жителей Дебальцево.

Лидия Викторовна с ностальгией вспоми­нает советские времена. Тогда стабильно функционировали предприятия, на которых работали глухие. Например, в Енакиево это было мебельное производство, знакомое ка­ждому горожанину.

— Государство пошло по очень правиль­но­му пути: неслышащим людям дали не рыбку, а удочку, — поясняет Лидия Викторовна. — Предприятия инвалидов обеспечивались го­сударственными заказами. И они были очень прибыльные. Так, эти предприятия не только платили налоги, но и делали отчисления в фонд Цент­рального правления УТОГ. Эти деньги шли на содержание инфраструктуры, занимающейся социальным сопровождением глухих граждан, одним из подразделений ко­торой являемся и мы, Дом культуры глухих.

По сути, мы занимаемся социальной и пра­вовой защитой неслышащих. Ведь глухой человек даже к доктору не может самосто­ятельно сходить, не может объяснить, что у него болит. Я уж не говорю о правоохра­нительных структурах, о суде, нотариусах. Без участия переводчика нотариус не может осуществлять нотариальные действия, без переводчика не может состояться суд, следователь не может допрашивать глухого без участия переводчика, это незаконно.

 

 

Кадры решают все

 

Работа с неслышащими людьми имеет свою специфику. Для нее подойдет не каждый: нужны специалисты. Прежде всего, человек должен знать жестовый язык глухих.

— Таких специалистов готовил учебный центр в Киеве, входящий в Украинское об­щество глухих, — продолжает свой рассказ Лидия Викторовна. — Сейчас, к сожалению, в Енакиево возможности подготовки квалифицированных кадров для работы с неслышащими нет. Не осталось профессионалов, которые могли бы обучать новых специалистов, работающих с глухи­ми.

Настоящий профессионал этого дела должен быть очень терпеливым и добрым человеком, понимать психологию своих по­допечных и относиться к ним с уважением. Возможно, именно поэтому часто профессиональным сурдопереводом занимаются дети глухих ро­дителей, выросшие в так называемой глухой среде.

 

 

Слышащие дети и неслышащие родители

 

Глухота, как известно, может переда­вать­ся по наследству. Это обусловлено генетикой.

— У нас на учете, впрочем, много людей, которые потеряли слух в течение жизни, — говорит Лидия Викторовна. — Это может быть вызвано заболеванием, к примеру, отитом, осложнением после гриппа. Кто-то теряет слух в детстве, кто-то — в зрелом возрасте. Таких людей правильно называть оглохши­ми, поскольку они родились слышащими. И дети у них рождаются слышащие. Как прави­ло, слышащие дети в семье глухих отлично понимают жестовый язык.

 

С какими проблемами сталкиваются такие дети?

В таких семьях очень сложно дать ребенку полноценное образование, —подключает­ся к разговору переводчик Лидия Васильевна Мельникова. Она родилась в семье глухих, поэтому о проблемах, возникающих между слышащими детьми и неслышащими родителями, знает не понаслышке. — К при­меру, мои родители ничем не могли мне по­мочь в процессе обучения. И не потому, что не хотели — не могли. Всю жизнь я занималась собой сама.

 

Насколько я понимаю, слышащие дети сами становятся помощниками для неслышащих родителей?

— Да, дети выступают своего рода проводниками между глухими родителями и окру­жающим миром. Мне было 10 лет, когда я водила родителей в суд и выступала для них в роли переводчика. Не они меня куда­то во­дили, а я их, — с грустью добавляет Лидия Васильевна.

— Когда-то я даже разрабатывала проект на тему «О нарушении коммуникации между слышащими детьми и неслышащими родите­лями», — подхватывает Лидия Викторовна. — Тогда один из депутатов Верховной Рады, енакиевец, проникся остротой этой пробле­мы и пытался найти для проекта финанси­рование. Мы хотели открыть специальную школу для семей с нарушенной коммуника­цией. Но, к сожалению, средства найти так и не удалось. Это ведь не коммерческая затея, прибыли она не принесет.

— Если углубиться в эту проблему, то нуж­но начинать со школ-интернатов для глухих, — продолжает Лидия Немченко. — Не могу сказать об этих заведениях ничего плохого, они работают в меру своих сил и финансо­вых возможностей. Но я констатирую факт: из школ-интернатов к нам приходят совер­шенно безграмотные люди, которые сами не могут написать заявление, заполнить расчетную книжку и т. д. Все это приходит­ся делать нам. Начальное образование для неслышащих детей должно быть более высо­кого качества. Если ребенок на этом этапе не получит необходимых знаний, он не то что полноценным специалистом не станет — он вообще не сможет адаптироваться в обще­стве. В своей практике я столк­нулась и с тем, что во многих школах­интернатах для глухих не все преподаватели владеют же­стовым языком. О каком же полноценном образовании для детей тогда может идти речь?

 

— Есть ли свет в конце туннеля?

— Я не раз поднимала этот вопрос — вопрос подготов­ки кадров для работы с неслышащими и слабослышащими людьми, рассказывает Лидия Немченко. — Что будет, когда уйдет последний переводчик? Кто будет защищать права неслышащих граждан? Не нужно нашу организацию ставить в один ряд с об­ществом рыболовов, обществом пчеловодов и т. д. Я очень уважаю увлечения людей, но мы предоставляем социальные услуги, кото­рыми никто больше не занимается. Но возникает вопрос: где и как готовить специалистов?

 

 

Послесловие

 

— Сегодня Дом культуры глухих работает фактически без выходных. Неслышащие люди приходят сюда ежедневно. Для них это второй дом. Единственное место, где они могут общаться, развиваться, получать информацию, обращаться за помощью. И не хочется думать о том, что будет, когда уйдут «последние из могикан» — нынешние специалисты по работе с глухими. Найдутся ли люди, готовые их заменить? Пока этот во­прос повис в воздухе.

 

И. КОРОВЯКОВСКИЙ, А. ИЛЬЯШКЕВИЧ (Из газеты «Енакиевский рабочий»)







газета Наше Життя

Откройте нам двери в мир

2017-03-09
На злобу дня / Актуальна тема https://ourlife.in.ua/uploads/posts/2017-03/1488481251_enakievo.png

Как живут сегодня на Донбассе люди, лишенные слуха? С этим вопросом мы обратились к председа­телю Енакиевской первичной организации глухих и директору Енакиевского дома культуры глухих Лидии Немченко.

 

 

газета Наше Життя